... Новости ... Информация для СМИ ...

"P", "P" и ещё раз — "P"

"P", "P" и ещё раз — "P"
04.07.2007

До сих пор мы не уделяли внимания проблемам государственно-частного партнёрства в Латвии в основном потому, что собственно самого партнёрства не было. Однако настаёт время осваивать деньги еврофондов, да и сейм Латвии активно работает над соответствующим законодательством. Самое время поговорить о Public-Private Partnership в сфере IT в Латвии.

Виталий ХЛАПКОВСКИЙ vitaly@times.lv

Сделали что-то хорошее? Хотите, чтобы оно использовалось государством? Согласно существующему законодательству, вам придётся пройти через конкурс...

Как работают с государством

По сути Public-Private Partnership (PPP) является высшей формой сотрудничества частного бизнеса и государства. Внизу этой лестницы находятся банальные закупки, конкурсы и тендеры; затем идёт аутсорсинг и договор концессии, а наиболее совершенной формой взаимоотношений бизнеса и государственных структур является именно PPP — государственно-частные партнёрства.

Латвийский бизнес, даже и не обязательно IT, до сих пор обходился первыми ступенями лестницы взаимоотношений — конкурсы и максимум аутсорсинг. Ярким примером последнего является проект электронной подписи — государству нужна была электронная подпись, но оно не хотело создавать собственную инфраструктуру, точнее на это просто не было средств. В итоге был заключён договор с Latvijas Pasts, согласно которому компания создавала надёжную электронную подпись, а государство обеспечивало определённый объём закупок (50 тыс. подписей), тем самым оплачивая работу почты. Интересно, что при этом Latvijas Pasts рисковала — если бы в момент создания инфраструктуры но до заключения договора на рынке появился ещё один игрок, предлагающий е-подпись, государство было бы обязано провести конкурс на закупку подписей, даже несмотря на устные договорённости с Почтой. Незащищённость и отсутствие эксклюзивных прав — это серьёзная проблема для PPP, но об этом мы поговорим позже.

Что касается конкурсов, то и здесь не всё гладко. Латвийские фирмы и компании, работающие в IT-отрасли, всё меньше и меньше внимания уделяют государственным конкурсам и не хотят участвовать в тендерах и закупках. "Если несколько лет назад в конкурсах участвовало 3—5 компаний, то сегодня часто бывает, что заявки подают 1-2 фирмы. Нередко бывает так, что их предложения не соответствуют условиям конкурса, и он заканчивается вовсе без победителя, что приводит к невозможности реализации государственных проектов. Мы просто не можем найти исполнителей", — заявила министр по особым поручениям по делам электронного управления Ина Гуделе..

Причина этого, по мнению Ины Гуделе, кроется в слишком стремительном развитии отрасли и вытекающей из этого нехватки квалифицированных специалистов. "Бизнесмены мне честно говорят — мы не хотим тратить по 2—3 недели на оформление документов для конкурса с неясным результатом, у нас нет на это времени и ресурсов", — подчёркивает г-жа министр. В тоже время она заявила, что желающие заполнять куда большее количество бумаг для участия в проектах государственно-частного партнерства есть, и интерес к ним велик. Впрочем, от этого шага их удерживают уже совсем другие проблемы.

Что касается концессии — когда в управление частному бизнесмену за определённую плату отдаётся принадлежащая государству собственность — то закон о ней был принят совсем недавно, и по сути он не просто не работает, но к тому же абсолютно не подходит для IT-бизнеса. Айнар Брувелис, член правления Lursoft, обозначил основные проблемы. В-первых, закон предусматривает, что все договора концессии должны быть одобрены Кабинетом министров. Совершенно абсурдная с точки зрения индустрии норма, которая только тормозит процесс — зачем министрам вникать в тонкости поставок компьютеров и прокладки проводов? Во-вторых, полученная собственность остаётся на балансе самоуправлений или государственных структур, а значит бизнесмен, при том, что он развивает вверенную ему собственность, не имеет возможности, как минимум, учитывать амортизацию.

В итоге на сегодняшний день всего в Латвии зарегистрировано лишь 18 договоров концессии, при том что во всём мире это достаточно популярная форма сотрудничества.

PPP — благотворительность?

На самом деле мы несколько слукавили, когда сказали, что государственно-частного партнёрства в Латвии в сфере IT нет. Оно есть, только так не называется, как и существует, по сути, на полулегальном положении. Яркие примеры — "общественно-политическая" деятельность Microsoft Latvia, "работа на птичьих правах" Lursoft и "инвестиции надежды" DEAC.

Microsoft в Латвии вкладывает миллионы латов в систему образования и науки, финансирует адресные программы ликвидации компьютерной неграмотности. По сути — это проекты PPP, только вот реальных денег "здесь и сейчас" они Microsoft не приносят, а у отдельных представителей общества вызывают подозрение в том, что Microsoft платит государству за то, чтобы оно даже и не смотрело в сторону Linux. И это даёт право руководителю латвийского офиса фирмы Сандису Коломенскису спрашивать: "PPP — это форма благотворительности"? Он считает одной из самых больших проблем этой формы сотрудничества в Латвии отсутствие чётких определений. Что такое — PPP в Латвии? Каковы правила игры? Что можно и что нельзя?

У Lursoft другая беда — вот уже на протяжении полутора десятков лет компания обеспечивает работоспособность не меньшего количества государственных регистров (18, если быть точным), окупая свои инвестиции предоставлением услуг платного доступа к ним для бизнеса и частных лиц. Казалось бы — классическая концессия, однако Айнар Брувелис жалуется: "При том, что мы обслуживаем эти системы, у нас нет эксклюзивных прав на информацию и более того — все сведения совершенно бесплатно публикуются в Latvijas Vestnesis". Таков закон, однако в голосе члена правления Lursoft слышится обида. Кроме того он оценивает бизнес, который ведёт его компания, как крайне рискованный, и риск этот чисто политический. При смене правительства каждый раз поднимается вопрос о деятельности Lursoft и о том, допустима ли она в таком виде и не надо ли что-то поменять. Пока компании удаётся удерживать свои позиции, но цена этого известна лишь ей.

Проблема DEAC в другом. Точнее, пока это даже не проблема, в том плане что вроде бы беды не случилось и всё хорошо, но... Компания сделала систему электронного журнала "е-класс", по сути это система е-управления успеваемостью для школ. Мы неоднократно писали о ней, её одобрило Минобразования, её используют сотни школ по всей республике. Но при всём при этом DEAC от государства не получает ни копейки, и более того — компания пока не представляет как окупить вложения и продолжает инвестиции в надежде на то, что они когда-нибудь вернутся. В принципе, чисто теоретически, государство могло бы купить права на использование "е-класса", ввести его повсеместно и позволить компании развивать его ещё более интенсивно. Но вот беда: без внятного законодательства в области PPP, единственный способ сделать это — это объявить конкурс. А в конкурсе сможет участвовать любой желающий и этот "любой желающий" может предложить точную копию системы DEAC и если цена будет ниже, государство будет обязано купить конкурирующую разработку. Даже если она будет сделана "на коленке". И это относится не только к "е-классу", но и к любой другой уникальной системе. Сделали что-то хорошее? Хотите, чтобы оно использовалось государством? Согласно существующему законодательству, вам придётся пройти через конкурс, и не факт, что выиграете именно вы, даже если вы являетесь безусловным лидером рынка.

Из этого вытекают ещё две беды "PPP по-латвийски" — отсутствие стандартов качества и системы контроля качества, а также потенциальные проблемы с авторскими правами. Почему это важно? Контроль качества необходим не только для того, чтобы отсеять недобросовестных конкурентов, но и при передаче проектов. Как правило, проекты, реализуемые по схеме PPP, подразумевают долговременное (свыше 15 лет) сотрудничество. Мы все прекрасно знаем, как быстро меняются технологии — то, что сегодня является актуальным, устареет уже через пять лет. Если проект долговременный, в течение его жизненного цикла его придётся несколько раз обновлять. Как добиться того, чтобы обновления были своевременными и отвечали целям проекта?

Более того — может возникнуть ситуация, когда проект нужно будет передать другой компании. Как быть с авторскими правами в этом случае? А как быть с финансированием? По словам председателя правления Komerccentrs DATI grupa Алдиса Гулбиса, за рубежом большинство проектов, реализуемых в рамках PPP, финансируется банками, и у последних есть специальный механизм защиты инвестиций. Однако если в случае с, грубо говоря, трубопроводом, объект инвестиций вполне осязаем, то IT-проекты зачастую виртуальны и ничего (или почти ничего) реального за ними не стоит. Если закон о государственно-частном партнёрстве в Латвии будет принят без учёта этого тонкого момента, IT-индустрия может оказаться за бортом, так как мало какая компания способна вкладывать в столь долгоиграющие проекты свои собственные средства.

Почему PPP — это хорошо

Но что мы всё о проблемах, да о проблемах... Давайте разберёмся почему, собственно, государственно-частное партнёрство — это хорошо. Ответ на это есть у Алдиса Гулбиса и он прост — PPP выгодно всем. Во-первых, общество получает что-то хорошее и для себя значимое. Во-вторых, государство способствует реализации этого "чего-то" и выступает гарантом. В-третьих, бизнес, ввязываясь в проект, заинтересован не только реализовать его как можно более эффективно, но и извлечь из него прибыль. Почему стороны не могут сделать тоже самое поодиночке? Потому что общество само по себе едва ли способно сделать что-либо — кто готов пойти строить мосты, национальную библиотеку или на худой конец программировать систему е-выборов? Потому что государство — это чиновники, которые не являются профессионалами, а значит не способны сделать всё это максимально эффективно. И, наконец, потому что бизнес заинтересован в зарабатывании денег, а потому не склонен заниматься малоприбыльными рискованными проектами, пусть они и значимы для общества — бизнесу нужны гарантии.

Но обрисовав плюсы, мы вновь неизбежно скатываемся к проблемам. По мнению г-на Гулбиса, общество в Латвии пассивно, занято выживанием и боится перемен — куда там до инициализации проектов. Бизнес в массе своей не хочет связываться с государством и даже начинает отказываться от традиционных конкурсов из-за того что отсутствуют чёткие правила игры (особенно для PPP) и присутствует коррупция.

Да-да, коррупция!

На тему коррупции наши собеседники не говорили, однако нам удалось поговорить с другими (не названными в статье) на условиях анонимности и мы можем со 100% уверенностью утверждать, что значительная часть государственных конкурсов и тендеров сопровождается "откатами". Это реальность IT-бизнеса (возможно — всего бизнеса в целом) и это является одной из причин снижения интереса бизнесменов к государственным закупкам. "Зачем участвовать? — спрашивают они. Результат в очень большом проценте конкурсов предопределён только потому, что "кому надо" заплатили деньгами или "борзыми щенками" или потому что с этим человеком менеджер конкурента учился на одном курсе, ходил в один класс в школе или в одну группу в детском саду."

Исходя из этого — заинтересовано ли государство в изменениях? Ина Гуделе с высоты своего министерского положения — безусловно, да. Она даже призывает бизнесменов делиться с нею соображениями в отношении законодательства по государственно-частному партнёрству. А вот конкретные "люди на местах" (в массе своей), не менее безусловно, нет, не заинтересованы. Это угрожает их личному благосостоянию.

И Айнар Брувелис, и Алдис Гулбис вскользь затронули проблему мотивации чиновников, подав её немного под другим соусом. Дескать, если бизнесмен делает то, что не запрещено законодательством (как работает Lursoft), то чиновник — только то, что разрешено. Без законодательной базы у бизнесменов нет рычагов давления на партнёров (или "партнёров") в PPP-проектах. И именно поэтому её создание — первоочередная задача. "Извините, ребята, я не могу этого сделать, потому что у меня нет соответствующих инструкций" — разводят руками государственные мужи. Впрочем, очевидно, что если нельзя, но очень хочется — то всё же можно. Как-то ведь Lursoft строит свой "политически рискованный" бизнес вот уже добрых 15 лет.

Что делать?

Что, по мнению бизнесменов, нужно сделать в первую очередь (помимо создания законодательной базы — это безусловный приоритет номер один)? Сандис Коломенскис считает, что первоочередной задачей является создание чётких определений того, что есть PPP в Латвии и как оно должно работать.

Алдис Гулбис полагает, что необходимо начать с аудита существующих систем — если что-то можно сделать с помощью PPP, это нужно сделать, так как это будет заведомо более эффективно и выгодно всем сторонам. Впрочем, он также придерживается мнения, что по большому счёту буквально всё в государстве можно доверить бизнесу. Единственное, что нельзя — это принятие решений.

Айнар Брувелис полагает, что начать нужно с приведения к единому знаменателю стандартов документов и систем документооборота. Будет ли это XML, или что-то ещё — неважно. Но без единого стандарта тяжко.

Ина Гуделе, в свою очередь, пообещала, что правительство займётся приведением в порядок законодательной базы и попробует решить если не все, то большинство озвученных проблем. На это, по её словам, уйдёт не менее года. Значит — года два.


Digital Times, 26.06.2007


Назад



Подписка на новости DEAC Подписка на новости

Получайте полезную ИТ-информацию от DEAC! Подписаться

ИТ-решения для бизнеса DEAC Опытные ИТ эксперты

Профессиональная и оперативная ИТ поддержка 24/7. 

ИТ-решения для бизнеса DEAC Лидер отрасли

Опыт работы с клиентами из 40 стран, ведущий оператор дата-центров в Европе.

ИТ-решения для бизнеса DEAC Безопасность данных 24/7

Высочайший уровень защиты данных от всех видов угроз. 

deac-partners-logo
Этот веб-сайт использует cookie-файлы Информируем, что на этом сайте используются cookie-файлы. Cookie-файлы используются для выполнения идентификации пользователя и накапливания данных о посещении сайта. Продолжая пользоваться этим веб-сайтом, Вы соглашаетесь на сбор и использование данных cookie-файлов на Вашем устройстве. Свое согласие Вы в любой момент можете отозвать, удалив сохраненные cookie-файлы.
Закрыть