... Новости ... Информация для СМИ ...

В зоне непрерывности

В зоне непрерывности
Яков ШПУНТ / СТАНДАРТ | 18.09.2018

Концепция Real Time Enterprise (RTE) предполагает постоянное использование данных для управления компанией и обеспечения непрерывности бизнес-процессов. Для этого применяются разнообразные подходы и инструменты, в том числе системы хранения данных (СХД), требования к производительности которых растут с каждым годом. При этом компании заинтересованы в том, чтобы стоимость создания и поддержки СХД снижалась, позволяя бизнесу справляться с лавинообразным ростом объема данных.


Согласно определению аналитиков Gartner, в основе концепции Real-Time Enterprise лежит использование постоянно обновляющихся данных для постепенного устранения задержек в ходе осуществления критичных бизнес-процессов предприятия. Одними из первопроходцев внедрения RTE стали операторы услуг сотовой связи, которые столкнулись с тем, что резервы роста абонентской базы практически исчерпаны и одновременно клиенты и партнеры начали активно использовать различные способы оптимизации затрат. Выходом для операторов стало внедрение систем гарантирования выручки (Revenue Assurance System, RAS), для работы которых требовалось большое количество данных, поступающих оперативно. Вслед за связистами такой инструментарий начали применять энергетики и представители других отраслей.

Но многие предприятия до сих пор не готовы к реализации концепции RTE. По данным глобального исследования Riverbed, это около 95 % компаний в мире. Однако согласно проведенному в текущем году исследованию IDC, результаты которого огласила глава представительства NetApp в России, СНГ и Восточной Европе Татьяна Бочарникова, открывая конференцию NetApp Direction 2018, доля таких компаний составила всего 18 %. При этом аналитики сходятся во мнении, что пока компании не видят выгоду от эффективного использования данных, которыми они располагают, или просто не хотят выходить из зоны комфорта.


В зоне непрерывности, СТАНДАРТ, DEAC

Положение усугубляется тем, что процесс накопления данных заметно ускорился – в частности, их генерируют различные системы автоматизации бизнес-процессов. Плюс к этому, все больше данных поступает от сенсоров и датчиков, элементов производственных систем, камер видеонаблюдения и т. п.

Вместе с тем данные становятся прибыльным и ценным активом. Так, основным активом Uber является крупнейший в мире массив данных об индивидуальных перевозках. Один из наиболее ценных активов Tesla – база данных о вождении на совокупной дистанции более 2 млрд км, что на порядок больше, чем у ближайших конкурентов. Эта информация бесценна как для бизнеса, так и для разработки перспективных систем беспилотного вождения.

«Данные – это двигатель современного цифрового мира и его составляющих, от интеллектуальных персональных программных агентов до беспилотных автомобилей. Появляются новые возможности, которые раньше нельзя было даже представить, – подчеркнул старший вице-президент IDC Дейв Рейнсел. – Ключевую роль в анализе гигантских объемов доступной информации и извлечении максимальной пользы из нее будут играть технологические инновации. Особенно значимой станет роль средств хранения, которые являются фундаментом для множества современных аналитических технологий».


Цена простоя


Как показывает практика, ситуация с бесперебойностью работы ИТ-систем и критичных для бизнеса приложений пока оставляет желать лучшего. Согласно опубликованному в 2017 году исследованию Veeam Software, в мире из-за простоев и ограниченной доступности данных крупная компания теряет около $22 млн в год. Также исследование показало, что помимо прямого материального ущерба компании теряют рыночные позиции, доверие партнеров, заказчиков и собственных сотрудников.

Как показывает исследование, проведенное NCR, сокращение времени обслуживания одного покупателя на одну секунду приносит в масштабах крупной европейской розничной сети, такой как Auchan, Carefoure или Metro, миллион евро дополнительной прибыли в год – только за счет увеличения оборота. Если же в течение какого-то времени обслуживание покупателей не производится, особенно в масштабах всей сети, то цена ущерба получается астрономической.

Ущерб для телекоммуникационных операторов при простое биллинговой системы, как подчеркнул технический эксперт по системам хранения данных Hitachi Vantara Алексей Силин, также очень велик, и чем больше абонентская база, тем он серьезнее. «Именно поэтому использование непрерывно функционирующих ИТ-систем для биллинга де-факто стало стандартом», – отметил он.

По словам руководителя направления СХД IBM в России и СНГ Вячеслава Гриневича, наиболее жесткие требования к обеспечению непрерывности предъявляются в тех областях, где данные являются неотъемлемой частью производственного процесса: в работе финансовых институтов (банков, бирж), в управлении движением и диспетчеризации транспорта, в онлайн-продажах и системах бронирования.

Генеральной директор DEAC Андрис Гайлитис полагает, что предотвращение простоев и обеспечение непрерывности актуально для любого предприятия, но можно выделить и такие, для которых это более критично. «Наиболее остро этот вопрос стоит для предприятий с круглосуточно доступными онлайн-услугами – например, для организаций, занимающихся электронной коммерцией, процессингом кредитных карт и подобными операциями. Бесперебойность работы ИТ-систем жизненно необходима больницам и предприятиям, оказывающим коммунальные услуги», – подчеркнул глава европейского оператора дата-центров.

Руководитель группы системных инженеров Veeam Software по России и странам СНГ Виталий Савченко обратил внимание на то, что отсутствие простоев и постоянный доступ к имеющимся ресурсам расцениваются на современном рынке как весомое конкурентное преимущество. «Таким образом, непрерывность работы становится ключевой задачей для любой компании, вне зависимости от направления ее деятельности. Безусловно, в тех организациях, где основанные на ИТ-системах сервисы по сути и являются бизнесом, этот вопрос стоит наиболее остро», – добавил он.


Подсистема хранения как слабое звено


Роль подсистем хранения данных в ИТ-инфраструктуре компаний растет: они должны обеспечивать накопление возрастающих объемов данных, причем с высочайшей степенью надежности, поскольку любой простой ведет к ощутимым финансовым потерям, а утрата данных и вовсе может привести к потере бизнеса. Как показывает статистика, в США 60 % предприятий сегмента среднего и малого бизнеса закрываются спустя полгода после потери данных, а крупные компании несут значительные убытки. Например, ущерб контейнерного перевозчика Maersk от прошлогодней эпидемии шифровальщика NotPetya составил минимум $200 млн.

Андрис Гайлитис полагает, что надежность подсистем хранения данных, в том числе накопителей, играет ключевую роль в обеспечении непрерывности бизнес-процессов. По его информации, каждую неделю только в США выходят из строя приблизительно 140 тыс. жестких дисков.

Менеджер по развитию бизнеса сегмента СХД Fujitsu в России и СНГ Александр Яковлев советует не драматизировать ситуацию: «Магнитные накопители выходят из строя довольно часто, но при использовании современных технологий хранения и защиты данных это штатная ситуация. А с началом применения твердотельных накопителей количество отказов и сбоев существенно сократилось, так как в них нет подвижных механических частей». Куда больше неприятностей, по мнению представителя Fujitsu, доставляют аварии, связанные с электропитанием и механическими повреждениями телекоммуникационных кабелей, ведущих в серверные или ЦОДы.

В зоне непрерывности, СТАНДАРТ, DEAC

Руководитель DEAC приводит данные исследования компании Entech: «В 60 % аварийных ситуаций основной угрозой для ИТ-инфраструктуры оказался человеческий фактор. Среди основных причин инцидентов также фигурируют различные технические неполадки: 56 % случаев вызваны непредвиденными обновлениями и патчами, 44 % – проблемами в серверной, 29 % – перебоями в подаче питания». Для предотвращения сбоев, по мнению Андриса Гайлитиса, необходимо проводить обучение персонала по направлению защиты данных и внедрять процедуры обеспечения безопасности в соответствии с мировой практикой.

По мнению специалиста Hitachi Vantara, наиболее опасны и разрушительны для оборудования и ИТ-инфраструктуры в целом последствия разного рода природных катаклизмов – ураганов, наводнений, землетрясений, лесных пожаров. Неслучайно, по данным консалтинговой и аудиторской компании PricewaterhouseCoopers, именно климатические изменения, наряду с ростом международной напряженности, являются наиболее серьезными глобальными угрозами, с которыми сталкивается бизнес по всему миру. В том числе в России, где за последние годы случилось минимум три наводнения, в ходе которых пострадала ИТ-инфраструктура крупных компаний.

Виталий Савченко считает одним из основных источников простоев и аварий человеческий фактор, отмечая, что часто проблемы усугубляются тем, что персонал действует хаотично, а не по заранее разработанному плану.

«Для предотвращения проблем необходимо подобрать наиболее подходящие конфигурации СХД и позаботиться о резервном копировании данных. Эксперты дата-центров с многолетним опытом разработают оптимальное решение в зависимости от индивидуальных потребностей бизнеса», – уверен Андрис Гайлитис.


Быстрее и надежнее


С каждым годом на рынке появляется все больше решений, позволяющих обеспечить надежность и непрерывность бизнес-процессов, в том числе растет популярность твердотельных накопителей (Solid-State Drive, SSD). По прогнозу IDC, продажи SSD в ближайшее время будут расти на 15 % в год и к 2021 году объем рынка твердотельных накопителей достигнет $33,6 млрд. По данным Trendfocus, по итогам прошлого года в тройку мировых лидеров рынка по производству SSD входили Samsung, WDC, Toshiba.

В начале 2018 года о начале массового производства первых SSD-накопителей собственной разработки объявил российский холдинг GS Group. Полный производственный цикл реализован в инновационном кластере «Технополис GS» (город Гусев Калининградской области), мощности которого позволяют выпускать более 1 млн устройств в год. До конца 2018 года GS Group планирует вывести на рынок линейку твердотельных накопителей емкостью до 1 ТБ для различных применений.

«Использование СХД с установленными в них SSD-дисками и механизмов увеличения надежности хранения данных позволяет на порядок увеличить скорость работы транзакционных баз данных и виртуальных машин, при этом существенно упростив процедуры резервного копирования и защиты данных», – уверен Александр Яковлев.

Вячеслав Гриневич сравнил переход на твердотельные диски с тем сдвигом, который произошел при отказе от ручного переписывания текста в пользу его оптического распознавания.

Алексей Силин видит у таких накопителей целый комплекс преимуществ: «Выросли скорости работы ИТ-систем, изменился подход к написанию приложений, расширился функционал систем хранения – а именно, появились возможности многоуровневого хранения и flash-кэширования. Также твердотельные накопители отличаются низким энергопотреблением, потому что не имеют механических составляющих. При этом наращивать объем flash-дисков просто, так как технологический процесс производства flash-чипов постоянно совершенствуется, а емкость диска растет».

Александр Яковлев обращает внимание на то, что, вследствие повышения производительности СХД на базе SSD, можно консолидировать несколько высоконагруженных приложений на одном небольшом дисковом массиве. Как отмечает Андрис Гайлитис, сейчас многие предприятия серьезно увеличили производительность СХД и в результате существенно повысили доходность бизнеса.

Другая активно внедряемая технология – программно определяемая система хранения (Software Defined Storage, SDS). Среди ее преимуществ Вячеслав Гриневич выделяет возможность упростить и удешевить инфраструктуру хранения данных. «Применение SDS повышает гибкость инфраструктуры, позволяет добиться унификации, простоты планирования и развертывания, свободы дальнейшего развития, существенно сокращает затраты на лицензирование ПО», – пояснил представитель IBM в России и СНГ.

Алексей Силин уверен, что SDS открывают новые возможности – например, позволяют распределять нагрузки виртуальных машин между физическими серверами, системами хранения и даже между ЦОДами без остановки приложений. «Отделяя приложение от «железа», мы получаем большую гибкость и масштабируемость. Программно определяемая парадигма не только для СХД, но и для остального оборудования ЦОДа – это еще один шаг к построению полностью облачной инфраструктуры», – убежден он.

Андрис Гайлитис высоко оценивает возможности программно определяемых СХД в плане повышения отказоустойчивости, которое обеспечивается за счет автоматического регулирования мощности и управления нагрузкой на оборудование. «Тем самым исключается вероятность перегрузки серверов или перебоев в работе: если один из десяти узлов выйдет из строя, то мощность просто снизится на 10 %, но система продолжит работу. Расширение и подключение новых систем происходит постепенно, без замедлений в работе и вреда для бизнеса. За счет этого на начальной стадии проекта не требуются существенные инвестиции, ресурсы легко масштабируются с ростом предприятия, а решения виртуализации позволяют динамично строить ИТ-систему», – говорит глава DEAC.


Какой план?


Однако технологиями SSD и SDS перечень перспективных инноваций не исчерпывается. Наряду с ними все большую популярность приобретает разработка планов восстановления после катастроф (Disaster Recovery Plan, DRP) и поддержания непрерывности бизнеса (Business Continuity Plan, BCP).

Как отметил ИТ-менеджер ALP Group Роман Безрученок, для того чтобы максимально упростить восстановление файлового сервиса и баз данных, нужно обеспечить их отказоустойчивость как ключевых для компании ИТ-сервисов, обеспечить отказоустойчивость оборудования, а также согласовать DRP и BCP с заказчиком. По его словам, эти меры на 80 % сокращают затраты времени и ресурсов на восстановительные мероприятия.

Вячеслав Гриневич напоминает, что DRP – это комплекс мероприятий, включающий административные и организационные меры, а также возможность перевода приложений на резервную площадку. «Применение такого плана требует взаимодействия ИТ-службы и бизнес-подразделений, для чего в IBM используется модель, состоящая из семи уровней обеспечения отказоустойчивости, начиная со стратегии и структуры компании и заканчивая ее офисами и объектами», – сообщил руководитель профильного подразделения российского офиса IBM.

Алексей Силин отмечает, что разработка DRP является сложной организационной задачей, так как необходимо продумать последовательность действий в случае возникновения аварии. Он считает, что скорость решения данной задачи зависит от затрат на разработку плана и масштаба возможных убытков. «Если заказчик категорически не верит, что может случиться какая-то аварийная ситуация, – вы можете привести ему множество реальных примеров, но ничего не изменится. Пока авария не случится, он не задумается о разработке DRP», – говорит эксперт Hitachi Vantara.

Роман Безрученок отмечает, что для решения задач аварийного восстановления и поддержания непрерывности бизнесу часто предлагается купить слишком много ресурсов единовременно, в то время как большая их часть может никогда не понадобиться. Выходом из такой ситуации может стать использование средств мониторинга работы ИТ-инфраструктуры заказчика с элементами предсказательной аналитики. Такой подход, отмечает представитель ALP Group, позволяет на 30 % снизить затраты клиентов на восстановление непрерывности бизнеса.

Виталий Савченко также считает, что создание DRP – это прежде всего бизнес-задача, а уже затем – технический процесс. «В первую очередь компаниям необходимо соотнести свои потребности с потенциальными затратами на их реализацию, и только после этого – переходить к планированию. С технической точки зрения можно упростить процедуру – подобрав решение, которое автоматизирует часть процессов, таких как тестирование и создание отчетов. У нас для этого существует решение Veeam Availability Orchestrator», – рассказал представитель Veeam Software.

По словам Андриса Гайлитиса, принципиальным моментом является регулярное тестирование и актуализация плана аварийного восстановления. Особенно это важно для стремительно развивающихся и растущих предприятий, в которых многое меняется и требует адаптации к новым реалиям. Глава DEAC рекомендует проводить тестирование плана минимум раз в год.

«Любое тестирование и тренировка – это простой бизнеса, пусть и небольшой, – предупреждает Роман Безрученок. – Наш опыт показывает, что одной хорошо продуманной и спланированной тренировки в год вполне достаточно». Вячеслав Гриневич делает важное дополнение: «Тренировки обязательны после внесения любых изменений в приложения и инфраструктуру».

Александр Яковлев полагает, что такие тренировки должны проводиться часто. «Хорошая практика – ежеквартальные процедуры с принятием решений и внесением изменений в процессы согласно с результатами тренировок. В случае существенных изменений в инфраструктуре тренировки нужно проводить непосредственно после их внесения. В идеале – до введения новой или модернизированной инфраструктуры в продуктивную эксплуатацию», – поясняет менеджер Fujitsu в России и СНГ.


Назад



ИТ-решения для бизнеса DEAC Опытные ИТ эксперты

Профессиональная и оперативная ИТ поддержка 24/7. 

ИТ-решения для бизнеса DEAC Надёжные дата-центры

Стандарты безопасности мирового уровня и безупречное качество услуг.

ИТ-решения для бизнеса DEAC Лидер отрасли

Опыт работы с клиентами из 40 стран, ведущий оператор дата-центров в Европе.

ИТ-решения для бизнеса DEAC Безопасность данных 24/7

Высочайший уровень защиты данных от всех видов угроз. 

deac-partners-logo
Этот веб-сайт использует cookie-файлы Информируем, что на этом сайте используются cookie-файлы. Cookie-файлы используются для выполнения идентификации пользователя и накапливания данных о посещении сайта. Продолжая пользоваться этим веб-сайтом, Вы соглашаетесь на сбор и использование данных cookie-файлов на Вашем устройстве. Свое согласие Вы в любой момент можете отозвать, удалив сохраненные cookie-файлы.
Закрыть